Опросы общественного мнения: вопросы без ответов

Дополнение статьей 9.28 Кодекса Республики Беларусь об административных правонарушениях, предусматривающей ответственность за незаконное проведение опросов общественного мнения, взбудоражило общественность и стало предметом широкого обсуждения и критики.

В соответствии со статьей 9.2, проведение исследований и опубликование результатов опросов общественного мнения, относящегося к общественно-политической ситуации в стране, республиканским референдумам, выборам Президента Республики Беларусь, депутатов палаты Представителей, членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь, без получения соответствующей аккредитации повлечет наложение штрафа в размере до 20 базовых величин, а на юридическое лицо — до 100 базовых величин.

То же действие, совершенное повторно в течение одного года после наложения административного взыскания, повлечет наложение штрафа от 10 до 50 базовых величин, а на юридическое лицо — от 20 до 200 базовых величин.

Давняя история

29 августа 2002 года Советом Министров Республики Беларусь принято Постановление №1174 «О деятельности, связанной с проведением исследований и опубликованием результатов опросов общественного мнения, относящихся к общественно-политической ситуации в стране, республиканским референдумам и выборам».

8 ноября 2005 года Постановлением Совета Министров утверждено «Положение об аккредитации юридических лиц, претендующих на проведение опросов общественного мнения, относящихся к республиканским референдумам, выборам Президента Республики Беларусь, депутатов Палаты представителей и членов Совета Республики Национального собрания Республики Беларусь и общественно-политической ситуации в стране, опубликовании их результатов в средствах массовой информации», согласно которому аккредитация юридических лиц проводится Комиссией по опросам общественного мнения при Национальной академии наук Беларуси.

Уже из названий ясно, что с 2005 года установлен порядок аккредитации юридических лиц по указанным направлениям деятельности.

Его соблюдали далеко не все. С 2006 года предпринимались попытки разработать законопроект об административной ответственности за нарушение порядка проведения опросов. Однако действенно намерения стали реализовываться с 2011 года.

Согласно п.46 плана подготовки законопроектов на 2011 год, утвержденного Указом Президента Республики Беларусь от 6.01.2011г. государственными органами, ответственными за подготовку данного законопроекта, указаны: Национальный центр законодательства и правовых исследований, Совет Министров Республики Беларусь, Верховный Суд, Высший Хозяйственный Суд, Генеральная прокуратура.

Термину «общественно-политическая ситуация в стране» в существующих нормативных актах определения дано не было. Не имелось их и в законопроекте. Центр правовой трансформации Lawtrend посчитал это серьезной недоработкой: 26 декабря 2012г. в адрес всех ответственных организаций мы направили обращения с просьбой разъяснить:

1) Что понимается под термином (каково определение термина) «общественно-политическая ситуация в стране» в контексте вышеуказанных нормативных актов и ст.9.28 КоАП согласно законопроекту?

2) Какой период времени должно охватывать такое исследование общественно-политической ситуации в стране в контексте нормативных актов и законопроекта? (временные рамки исследований такой ситуации: в настоящий момент либо за любой исторический период)?

Понятно, что особый интерес представлял бы ответ из Совмина как от органа, имеющего право толкования принятых им законодательных актов и участвующего в подготовке редакции ст.9.28 КоАП.

В начале января 2013 г. мы получили ответы из четырех ответственных организаций. Совмин молчал, нарушая сроки, предусмотренные законом «Об обращениях граждан и юридических лиц». Полученные ответы были предсказуемы, их суть сводилась к бесспорному утверждению: «мы не обладаем правом толкования нормативных актов». Так как указанные органы были ответственны за принимаемый законопроект, то можно было бы ожидать их реакции в части неясности именно законопроекта. Ее, судя по ответам, не было.

После телефонных общений с работниками канцелярии Совета Министров наше учреждение через два месяца со дня отсылки обращения получило ответ, но из Министерства юстиции, которому дано такое поручение. Нам вежливо разъяснили, что Минюст не наделен правом разъяснения и законодательного толкования нормативных актов. Заместитель министра И. Г.Тушинский рекомендовал обратиться за разъяснениями в Комиссию по опросам общественного мнения при Национальной академии наук Беларуси.

Неужели и в Министерстве юстиции не знают, что Комиссия тем более не наделена правом толкования норм и к законодательному творчеству вообще непричастна?

Мы с большим интересом последовали указаниям Министерства юстиции.

Председатель комиссии, рассказав, как проходит аккредитация, сообщил, что комиссия не вправе толковать положения нормативных актов. После этого наше учреждение еще раз обратилось в Совмин. Ответ на этот раз мы получили из Министерства внутренних дел. Наверное, не стоило бы утомлять читателей этими подробностями, если бы речь не шла о нарушениях законодательства об обращениях граждан и юридических лиц как по срокам, так и по существу ответов. Увы, наша организация с такой практикой сталкивается не впервые.

Нет, все понятно, но что конкретно? (с)

По мнению автора публикации публикации «Опросы общественного мнения станут «дороже» для независимых социологов?», социологам и политологам, на которых она ссылается, ясен алгоритм действий после принятия ст.9.28 КоАП.

Он останется прежним: исследования будут проводиться, в том числе независимыми социологами, политологами, экспертами, зачастую без аккредитации. Только возрастут сложности и материальные издержки.

Говоря об опросах мнения в стране, особенно о ежеквартальных, которые проводит Независимый институт социально-экономических и политических исследований (НИСЭПИ), интервьюеры употребляли термины: «социологические опросы», рейтинговые опросы. Само название института говорит о возможности проведения социально-экономических, политических исследований.

Таким образом, без ответа остаются многочисленные вопросы. За какой исторический (временной) промежуток проведение опросов по общественно-политической ситуации является административно наказуемым? Может, в период существования ВКЛ? Какие конкретно опросы надо расценивать как опросы об общественно-политической ситуации в стране?

Каждый из нас может иметь на этот счет свое мнение, мнение же законодателя, имеющее решающее значение, нам по настоящий день неизвестно.

Полагаем, неизвестно оно и органам, принимающим решения об ответственности граждан по ст.9.28 КоАП. В связи с чем остается надеяться, что следствием этой неясности будет редкость привлечения к ответственности по этой статье, а не использование ее на субъективное усмотрение.

Тамара Сидоренко, Центр правовой трансформации